_DSC6947

(сокращенный вариант статьи Сюзанны Кук-Гройтер).

1. ИМПУЛЬСИВНЫЙ УРОВЕНЬ.

На этом уровне находятся те люди, которые демонстрируют признаки начала применения языка и возникновения эго, что отражается такими понятиями, как “Я хочу” и “мое”.

_DSC6947

Они озабочены безопасностью и удовлетворением своих основных потребностей. Это первая стадия, которую можно определить в теории эго-развития. Она отражает исключительно перспективу первого лица. То есть точек зрения других людей и, вообще, точек зрения отличных от своей собственной для таких людей не существует. Отличительной чертой этого уровня является неспособность воспринимать сложные словесные конструкции.
Дети на этом уровне влекомы своими импульсами, поэтому она и называется Импульсивной. Они утверждают ощущение себя словом “нет” и обладанием “мое”. Преобладают магические идеи и чувство неограниченных возможностей, которые сдерживаются только наказанием. Причем у них нет связи между своим поведением и последующим за ним наказанием, все происходит случайно или в качестве карательной меры, сваливающейся на голову. Другие люди воспринимаются как источники поддержки и удовлетворения первичных потребностей. Хорошие люди что-то дают мне, плохие – не дают. Присутствует когнитивная простота, вместе с вербальной недифференцированностью. У импульсивных людей неадекватное представление о всей сложности человеческой жизни и окружающего мира. Они часто бывают растеряны, обеспокоены и напряжены.

Черты языка: простые утверждения, повторение слов, стимулы настоящего и прошедшего времени, неспособность понять и ответить на длинные предложения. Все в мире хорошо или плохо, чисто или грязно, приятно или неприятно. Эмоции выражаются скорее телесно, нежели речью. Повторяемость – одна из наиболее заметных черт людей, находящихся на Импульсивном уровне. На разные вопросы можно получить одинаковый, часто односложный ответ.
(Примеры ответов Импульсивного уровня на завершение предложения: “Хороший начальник….”
- дерьмо сабачье
- класс
- душка)

2. ЗАЩИЩАЮЩИЙСЯ УРОВЕНЬ. (САМОЗАЩИТЫ).

Этот уровень знаком большинству из нас по наблюдению за малышами, которые только начинают ходить и взаимодействовать с людьми. На некоторое время для детей 2-3 лет все становится проверкой их воли на прочность. В ответ на препятствия и конфликты между потребностями и желаниями возникают приступы гнева. Такое же поведение характерно и для взрослых людей этого уровня. Они, как правило, настороженно относятся к намерениям окружающих и предполагают худшее. Для них все – столкновение волеизъявлений различных людей. Жизнь – игра. Их психология “я выиграю, ты проиграешь” неминуемо вызывает разногласия, где бы они ни появлялись. Они постоянно ранят чувства тех людей, которые находятся на более поздних уровнях развития. В свою очередь, другие считают Защищающихся людей манипуляторами и эксплуататорами.

Люди Защищающегося уровня (как и Импульсивные) видят мир только с точки зрения собственных потребностей и желаний. Они еще не способны взглянуть внутрь себя или окружающих в психологическом смысле. Единственный способ получить то, что ты хочешь – контролировать окружающих и защищать себя. (Импульсивный забирает силой). В своем стремлении следовать собственным интересам они развивают острый нюх на различные возможности, следуют своим целям без размышлений и проволочек.

Взрослые, находящиеся на Защищающемся уровне, очень внимательно относятся к сохранению их естественно хрупкого я. Это еще не отдельное взрослое я, а слабое, воплощающее волю, идеи и желания. Человек может ощущать, что у него есть две стороны – внутреннее, реальное “я”, и внешнее “я”, “ложное лицо” для защиты. Если другие поймут, чего ты хочешь, у них появится власть над тобой. Защищающиеся люди должны сопротивляться воле окружающих, для того, чтобы проверить границы и утвердить свой собственный контроль. Иными словами, это первый уровень, на котором возникает способность предвосхищать реакции окружающих, возникает также осознание других как отдельных людей или “объектов”. Таким образом это уровень самых зачаточных сознательных социальных взаимодействий. “Если я пойму, чего хотят другие, я лучше смогу ими манипулировать, чтобы получить то, что хочу”.

Люди на этом уровне частенько “попадают в неприятности”. Неприятности случаются, когда они переходят границы. При этом защищающиеся боятся неприятностей и избегают их последствий. Когда их воля не проходит испытания на прочность, или когда они пересекают границы, они ищут причину бед во вне. Могут разочароваться и продемонстрировать неуправляемый гнев и жестокость. Обвиняются всегда другие, не я. Их собственный гнев на мир проецируется наружу, и другие кажутся злыми. Для Защищающихся людей мир – жесткое и опасное место. Они распознают правила, но следуют им только в случае получения немедленного вознаграждения или для того, чтобы избежать наказания. Самоуважение ощущается в зависимости от уровня контроля над окружающими. Защищающиеся часто представляют себя лишними. Они чувствуют изоляцию, но не знают, как относиться к окружающим по-другому. “Я всегда против остальных”. Это создает самоподдерживающуюся динамику недоверия и чрезмерной осторожности.

Мораль Защищающихся людей служит их выгоде. Поступки плохи только тогда, когда за них наказывают. Пойманные, они не ощущают стыда или раскаяния. Они не ощущают себя ответственными за проблемы и неудачи, вызванные их поведением, потому что они не понимают связи между действием и его последствиями. То есть у них нет линейной причинности. Обвинять других в своих неудачах – это форма защиты. Так же в качестве защиты они очень полагаются на удачу и магию. Те, из них, кто выбирает опасную, но пользующуюся спросом работу, представляют позитивные, отважные аспекты этого уровня. Например, известно, что некоторые пилоты-испытатели, всегда носят с собой амулеты на удачу, и часто они одиноки.

Защищающиеся люди часто плохо вписываются в социальные сети и не понимают тонкостей человеческих взаимоотношений, если они основаны не на власти. Их взаимоотношения с другими людьми переменчивы. Дружба легко разрывается. Чувства часто проецируются вовне. Они с трудом выражают эмоции и осознают их, из-за недостаточного их понимания, а также в защитных целях. Показать слабость любого рода для них опасно. “Чем больше знают обо мне окружающие, тем больше преимуществ у них передо мной.” Таким образом, большинство Защищающихся людей обычно жестоки и готовы драться или бежать.

Мышление у них конкретно и дихотомично, основано на глобальных, недифференцированных суждениях и простых идеях. Мышление черно-белое.

Любимые занятия – властвование, получение контроля и преимуществ или необходимость им подчиняться. Защищающиеся всегда боятся, что кто-то другой попытается взять над ними верх, контролировать или обмануть их.

Внутренний мир определяется тем, что хочет или делает человек сейчас, а не в смысле психологических состояний или долговременных целей.

Стиль принятия решений – перекладывание проблем на других людей. “Это твоя проблема – а не моя”.
В качестве защит используют обвинения и систему искажений для снижения беспокойства и укрепления самооценки. Их защиты и стили преодоления жизненных трудностей не зрелы. Фантазии, проекции – наиболее распространены. Вся причинность и важные психологические действия выглядят для них происками постоянно угрожающего внешнего мира.

Черты языка. Опыт описывается в простых дихотомиях – хорошо/плохо, правильно/неправильно, смешно/скучно, Или конкретными, имеющими под собой физическое значение словами – “жизнь тяжела”. Есть интерес к миру различных “вещей”, которыми обладают другие. Они могут использовать физические термины для не-физических понятий и различают лишь самые простые чувства, такие как болезнь, расстройство, восхищение, дикая злость.

(Примеры завершения предложения “Хороший начальник…” на уровне Самозащиты:
- должен заниматься своим делом
- понимает меня
- он мне нравится:)
- начальник и все.

   3. ДИПЛОМАТ (Ориентированный на правила, Конформист).

На этом уровне люди колеблются между двумя точками зрения. Иногда они задаются вопросом “как я выгляжу в твоих глазах?”, а в другое время – “как ты выглядишь в моих?” Они уже распознают внешние различия согласно характерным особенностям или поведению. Чаще всего при поступлении в школу дети находятся именно на этом уровне. Уровень Дипломата описывает взрослого, которые открыл для себя перспективу второго лица (другие видят меня и замечают, кто я и что я делаю. Если я хочу что-то получить от окружающих, я должен стать для них привлекательным) и начал делать простые внешние сравнения и применять конкретные умственные операции.

Они поглощены попытками понять социальные договоренности, в связи с зарождающейся потребностью в принятии и необходимостью нравиться. Человек хочет выглядеть “правильно”, так, как принято, поэтому основное его внимание сосредоточено на внешней привлекательности и внешнем виде. Люди на этом уровне развития больше доверяют окружающим, потому что принятие и защита обеспечиваются за счет следования правилам. Мир кажется им менее жестоким, чем Защищающимся. Человек хочет, чтобы его уважали, что для него означает “замечали” другие. Уважение можно заслужить не только силой, но и придерживаясь норм своей группы. К окружающим он проявляет уважение, так же уделяя им внимание. Люди замечают меня, когда я здесь. Я выслушиваю их, они выслушивают меня. Понимая перспективу второго лица, человек получает возможность простой обратной связи. Он может понять, что думают о нем окружающие. “Я спрашиваю моих друзей, что они думают, они говорят мне об этом. Небо при этом на землю не падает! Я могу им доверять.” А это очень важная веха на пути развития социальных взаимодействий.

На этом уровне искусственная похожесть на других проявляется и ощущается как комфорт. Человек больше не одинок! Он наслаждается этим новым чувством в таких свободных объединениях, как группы, где находит товарищей по интересам.

Черты языка. Дипломаты способны делать простые фактические утверждения, относящиеся к конкретному поведению или одиночным особенностям внешнего вида. Они пассивно реагируют на стимулы, пытаясь избежать попадания в неприятности, но они не уверены в том, как этого достичь. Они могут чувствовать, что сделали что-то неправильно, но не могут сказать, как или почему. Обычно их словесное самовыражение недостаточно эмоционально.

Для Дипломатов мир других людей разделен на двое:
1. Собственная семья, племя, группа, нация – дают ценности и защиту.
2. Все, кто не входит в 1. Отличаются и не являются частью моей группы. (угроза: они против нас).

Для этого уровня характерен стиль мышления присущий раннему подростковому возрасту. Самоотождествленность (или самоидентичность) определяется взаимоотношениями в группе. Это ведет к путанице границ между человеком и группой (семьей, командой или нацией). Принадлежность к этому большему объединению дает ощущение защищенности и разделения его силы. Цель включенности – лояльность и подчинение.. Взрослые на этом уровне процветают в зависимости и склонны чувствовать свою ответственность в ситуациях, когда она и не требуется. Чем более статусна группа, к которой я принадлежу, тем более достойным я себя чувствую. Границы между я и другими запутаны и размыты. Существует полное принятие семьи и членов группы и слепое отторжение всех отклонений от групповых норм и внешних групп. “Они” против “нас” сменяет одинокую позицию Защищающегося, который был “сам” против “всех”. Ты или наш друг, и принимаешь нас и наши дела или ты – наш враг. Неопределенность и колебания не осознаются, и не могут быть приняты, потому что они угрожают самому существованию Дипломата.

Поскольку Дипломату необходимо быть принятым, его язык обезличен, часто чрезмерно позитивен и полон банальностей. Дипломаты являются конформистами до мозга костей, они не желают раскачивать лодку, не желают остаться в одиночестве или выдвигать инициативы, кроме как служащие благу их группы. Постоянные отношения с соседями и получение материальных благ и символа статуса важно для этих людей, так как они показывают уровень их успешности и дают реальное вознаграждение.

Для того, чтобы его любили, человек должен обладать приятной социальной личностью. Важно быть милым, воспитанным, хорошо выглядеть. О людях судят по их внешнему облику. Огромное внимание уделяется опрятности, чистоте дома. Я отождествляется и определяется согласно ожиданиям других, которым человек “принадлежит”. Дипломаты принимают нормы без обсуждения и обдумывания. Их когнитивный мир разделен на простые категории и типы людей, в основном основанных на внешних признаках. Праздничная скатерть точь-в-точь как в глянцевом журнале, или такая же машина, как у начальника, может сделать Дипломата по настоящему счастливым.

Дипломаты идентифицируются с теми людьми, которые обладают схожими вкусами, атрибутами, убеждениями и ожиданиями, и связываются с ними. Они запутываются или ощущают угрозу, исходящую из изменений требований, точек зрения, разнообразия и сложности. Ценности группы принимаются “внутрь” как значимые “следует”, тогда как ценности других групп принижаются. Негативное чувство “Я тебя ненавижу” разделяется, проецируется вовне и ощущается как “они ненавидят меня”. Гнев и другие дурные чувства подавляются. Они крайне редко достигают сознания. Слепой конформизм, фундаментализм и предрассудки – вот выражение этого образа мысли. Агрессия по отношению к себе, негативные эмоции и разочарование часто прикрываются демонстрацией чрезмерной позитивности и энтузиазма.

У Дипломата нет “я” в смысле отдельной взрослой идентичности. Напротив, он или она определяется другими. Границы между я и другими размыты и еще не разделены. Таким образом, отношения устанавливаются либо сентиментальные “ты мне нужен”, либо созависимые.

Дипломаты подчиняются правилам без размышлений. Стыд – обычная реакция на нежелательные последствия действий человека. Жизнь ведется согласно правилам, что можно делать, а чего нельзя. Другие обладающие отличным мировоззрением, морально осуждаются. Сексуальные и агрессивные чувства отрицаются или подавляются из страха отвержения и оставленности.

В организациях Дипломаты смягчают недовольство или нарождающиеся конфликты между коллегами, стараются сохранить мирную атмосферу. Они любят быть милыми и полезными. Отношения ими рассматриваются в понятиях ожидаемого поведения (лояльности, дружелюбности), а не в понятиях глубоких чувств и мотивов.

Дипломаты заинтересованы в конкретных, видимых аспектах опыта и имеют тенденцию описывать его в превосходных степенях и стереотипных общественных клише. Стереотипно и описание чувств, предсказуемое и основанное на социальных ожиданиях.

В случае возникновения проблем, Дипломаты обычно их отрицают, переименовывают, замалчивают или преуменьшают. “Некоторые называют это проблемой. Если же вы посмотрите на светлую ее сторону, окажется, что все не так уж и плохо”.

В качестве защит Дипломатами обычно используются проекции и интроекции. Они воображают, что окружающие думают и чувствуют то, что они сами думают, хотят и чувствуют (проекция), а затем пытаются выполнить эти воображаемые желания. Они также заглатывают определения, нормы, ценности и мнения других без всякого осмысления (интроекция). Если так говорит начальник, так оно и есть.

Дипломаты любят давать советы. Рассказывать окружающим, что они должны и чего не должны. Также они сравнивают и оценивают окружающих согласно своим собственным предпочтениям.

Чертами языка являются короткие, стереотипные фразы, любовь к клише, чрезмерная позитивность: практически все забавны, важны, чудесны.

(Примеры завершения предложения “Хороший начальник….” Дипломатами:

- заботится о коллективе
- такого трудно найти
- пока не встретил
- помогает мне все делать правильно
- у меня есть такой
- тот кто меня учит )

4. УРОВЕНЬ САМОСОЗНАНИЯ (Эксперт, Техник).

В первую очередь этот уровень характеризует людей, которые в состоянии отойти на шаг назад и посмотреть на самих себя как на объект, находящийся на некоторой дистанции. Они могут рассматривать себя как объект и таким образом начинают размышлять о себе. Это очень важный концептуальный водораздел – перспектива третьего лица (взгляд на самого себя). Приобретается способность к самонаблюдению и пониманию самого себя. Это также означает, что им необходимо выделить себя из ближайшего семейного окружения и утвердить и выразить свою вновь обнаруженную личность. Появляется способность производить операции с абстрактными объектами и концепциями.

Человек на этом уровне начинает хорошо видеть различные альтернативы. Иногда это выходит за рамки разумного – они предлагают и предлагают бесчисленное множество вариантов решения и точек зрения на одну и ту же проблему. На этом уровне начинают видеть общие “черты” в других – например, семейную модель поведения, демонстрируемую ее членами – в качестве нового понимания самого себя во временной протяженности. Эта ориентация на модели в поведении и растущее самосознание ведут к проявлению интереса к внутренней природе других людей. Человек начинает интересоваться описанием более тонких черт (одиночества, зависти, серьезности), норм (женственности) и общественных добродетелей (честности, терпеливости). Если Дипломат сосредотачивает свое внимание на похожести, то Самосознающий смещает фокус внимания к индивидуальным различиям. Люди начинают чаще проявлять свое личное своеобразие в контактах с окружающими. Они также более явно выражают свои потребности и желания, которые до этого уровня были подавлены в угоду принятия их окружающими.

И это принятие теперь является проявлением их желания отличаться. Они также хотят быть лучше остальных, выделиться из толпы. Группа нужна, но они находятся на ее периферии, постоянно угрожают покинуть ее, но никогда на самом деле не делают этого. Человек на этом уровне развития часто чувствует, что он “все про них понял”. У него есть ответы на все вопросы. Они знают, во что следует верить. Они считают себя добродетельными, а остальных – неправыми. У них высокие моральные стандарты и они точно знают, как все должно происходить. Они крайне озабочены исполнением своих обязанностей и долга. Часто обладают сильным супер-эго. Другие оцениваются по их собственным способностям и стандартам. Крайне критичное отношение к образу мысли других людей – часто встречающаяся на этом уровне развития форма интеллектуальной агрессии. Этот уровень очень стабилен и сопротивляется изменениям. Никто не может сказать Самосознающему человеку то, чего он не знает, или знать что-то лучше него. Самосознающие опровергают материал, не вписывающийся в их схемы, отклоняя доказательства или принижая окружающих.

В межличностной ситуации часто встречается синдром “Да, Но”. Для них типично стремление, чтобы последнее слово осталось за ними. Положительной чертой их является то, что Самосознающие люди прекрасно умеют находить новые и сложные решения, лучшие идеи, более совершенные процедуры. Подростки и взрослые, находящиеся на этом уровне развития, видят множество возможностей и альтернативных решений. Если ими умело управлять, их положительный вклад в общее дело будет значительным. Поскольку они мыслят линейно, то не могут определить приоритеты разнообразных возможностей или создать их синтез. Они не могут определить, когда хорошо – достаточно.

На уровне Дипломата агрессия подавляется в угоду принятия, теперь же она возникает снова. Эти люди часто бывают саркастичными. Высмеивание окружающих – их любимое занятие. Хотя они обладают способностью заглянуть во внутренний мир, их защита – это суперрациональность. Вместо того, чтобы быть последователями или наблюдателями – предпочитаемые роли Дипломатов – Самосознающие скорее будут авторами и инициаторами различных начинаний. Они любят спорить с теми, кто защищает противоположную точку зрения. Они живут в мире, где все точно и понятно, и они считают себя вправе навязывать свою точку зрения окружающим. Могут казаться самоуверенными спорщиками.

Очень часто обладают сильным супер-эго недоступным для интроспекции. Чувства стыда и вины испытываются в простых формах или рационализируются. Высокая способность к абстрактному мышлению. Включая множественные точки зрения.

“Психология” понимается Самосознающими как черты в самом себе и окружающих людях.
Инженеры, технократы, бюрократы, определенный процент профессионалов в любой области составляют Самосознающие. Ответственность за себя и других – основная черта. Они обладают ясным, прагматичным стилем лидерства (не обремененные фундаментальными вопросами и сложностями). “Делай как я”. Особенно они преуспевают в современном высокотехнологичном цифровом мире.

В качестве защит Самосознающими используются интеллектуализация и рационализация. При помощи которых они объясняют все, что не соответствует их ожиданиям и набору убеждений. Они никогда не теряются в поисках ответа или объяснения. В качестве менеджеров и консультантов они задают множество вопросов и собирают факты. Они хотят знать причины и спрашивают “почему вы…?”. Подчиненные и клиенты часто воспринимают это как критику и обвинения. Они предлагают советы, мнения и интерпретации, не сознавая, что это их мнение и не обязательно его разделяют клиенты.

Самосознающие люди бояться потерять ощущение своей собственной уникальности. Они боятся быть поглощенными и утонуть в массе других. Также они боятся, что если они откроются окружающим, они могут потерять свою уверенность и ясное ощущение себя. Этот страх неполноценности и уязвимости обычно прячется за маской уверенности.

Стиль языка. У Самосознающих более сложный синтаксис. Появляются качества и условия. Контраст выражается полярными измерениями. Пассивный интерес к причинности. “Интересно почему?”. Начальный психологический словарь и объяснения. Ссылки на проходящее время “иногда, часто”.

(Примеры завершения предложения “Хороший начальник…” Самосознающими”:

- прекрасная возможность, его надо ценить
- остается в тени и оттуда управляет
- не напоминает подчиненным, что он начальник
- авторитетная фигура, я встречал начальников бывших хуже подчиненных
- добивается результатов от коллектива
- должен обладать многими хорошими качествами

5. ДОБРОСОВЕСТНЫЙ УРОВЕНЬ. (Рационалист, Достигатор).

Достижение Добросовестного – цель западной культуры. Рационально компетентный и независимый взрослый. Способный сделать обоснованный и информированный выбор.

Добросовестные люди добавляют линейное время (сознательное размышление о своих прошлых и будущих “я”) в качестве предмета рассмотрения к перспективе третьего лица. Этот уровень распространяет значимый социальный контекст на других внутри одного сообщества и других с похожей идеологией и устремлениями. Добросовестные скорее, чем Дипломаты и Самосознающие взрослые, объединяются с людьми, выбравшими ценные для них самих идеи и цели. Они могут принадлежать к разным по своей направленности и характеристикам группам одновременно, не разрывая связь ни с какой из них и не путаясь в том, какой группе каким образом проявлять лояльность.
На этом уровне люди интересуются основаниями, причинами, целями, последствиями и эффективным использованием времени. Они интересуются, что заставляет их самих и других людей “работать” более глубоко, чем просто задавая вопрос “почему?”. Добросовестные люди также могут интересоваться правдой о самих себе посредством обратной связи и интроспекции. Они учатся понимать себя прошлых и будущих, описывать прошлые чувства и мечты, а также будущие цели, хотя ориентированы они все-таки больше на будущее.Добросовестные люди обычно верят в человеческую способность совершенствоваться и в научный метод “раскрытия” истины. Формальные операции и абстрактная рациональность здесь находятся на пике своего применения. Люди верят, что подходящие научные методы исследований и процедур, в конце концов, приведут к выяснению того, как все устроено на самом деле, включая и человеческую природу. Добросовестные взрослые готовы потрудиться для улучшения мира, согласно тому, что они считают благом для всех. Они более терпимо, чем Самосознающие относятся к некоторой задержке между позитивным действием и результатами, исследованиями и открытиями, и менее уверены в том, что для достижения результатов они не нуждаются в окружающих.Социальные стандарты у Добросовестных людей интернализованы. Они уже не так гордятся тем, чего достигли, как Самосознающие, и лучше осознают то, что они все еще находятся в процессе роста. Именно на Добросовестном уровне появляется достаточный взгляд на себя как на объект и на свою жизнь как на изменяющуюся, чтобы стать полностью интроспективной. “Живу ли я согласно своим ценностям?”, – вот что их серьезно беспокоит. Вина – одна из основных эмоций на этом уровне. Когда агрессия оборачивается вовнутрь, самокритика может стать очень жесткой. Добрсовестные люди становятся жертвами чрезмерно критичного, невротического самобичевания в особенности из-за того, что их планы и намерения столь прямолинейны и высоки.Осознавая линейное течение времени, они лучше понимают свою мотивацию в различные периоды и в разных ситуациях. “Почему я делаю это?”. Добросовестные люди всегда доискиваются основных причин и оснований. Они верят, что могут найти истину относительно них самих. Они могут отличать чувства от видимости, и намерены все выяснить.Таким образом, анализ самих себя и окружающих становится их любимым времяпровождением и задачей. Множество типологий и теорий поведения человека появились благодаря их стремлению классифицировать и понять другие человеческие существа. Добросовестные обожают самопознание и постоянно совершенствуются в этой области. Обычно у них вполне позитивный взгляд на самих себя, основанный на успешности, способности управлять своей жизнью, ощущении независимости и авторитета в собственных глазах, который у них уже есть. Сами управляя своим “предприятием” они уже не столь чувствительны как Дипломаты и Самосознающие к принятию и отвержению другими.Благодаря подлинному интересу к окружающим и сопутствующей потребности делиться опытом, межличностные отношения становятся насыщенными и значимыми, а социальные контакты – разнообразными и богатыми. Разнообразные мнения других принимаются до тех пор, пока они не посягают на мои убеждения. “Мы согласны быть различными” – типичный Добросовестный компромисс, сохраняющий нетронутыми четкие границы между нами. В то же время, возросшая самодифференциация и личная независимость не отражается на более эгоистичном и эгоцентрическом поведении. Напротив, другие теперь ценятся за то, что они такие, какие они есть, безотносительно к их потребностям и желаниям. Человек присоединяется к определенной группе или сообществу для выполнения определенных целей, соглашений, для активного участия в благе и управлении общим делом. Человек верен выбранной системе ценностей, а не тем, кто эту систему провозглашает. В противоположность Дипломатам и Самосознающим, Добросовестные взрослые хорошо функционируют в различных командах и контекстах, в зависимости от того, какую задачу или проблему им надо решить.

Время для них – деньги и возможность выполнить их задачи. Добросовестные люди поглощены тем, чтобы сделать все вовремя, ответственно, добросовестно и рационально. Ими движет идея сделать что-то в этом мире, или улучшить мир, в противоположность представителям более поздних уровней, которые развивают себя самих.Настроение этого уровня – серьезная убежденность, идеализм и энтузиазм, ориентированные обычно на действия. Добросовестные люди меняют умы других, убеждая их при помощи рациональных аргументов и доказательств, а не унижая их. Их самооценка больше зависит от достижения их собственных целей, чем от внешних утверждений и одобрения. Стремление к успеху и достижениям легко может привести к чрезмерной занятости и истощению. Добросовестной личности сложно признать свои пределы. Поглощенные своими проектами, они с трудом могут затормозить для того, чтобы побыть в настоящем и подумать о жизни в целом.

Благодаря своим когнитивным способностям, Добросовестные личности любят все гипотетическое, с теориями на уровне поддержки. Они убеждены, что общество можно контролировать и улучшать. В их умственной модели на своем пике находятся формальные операции, и опираются они в основном на рациональность, прогрессивизм, позитивизм и редукционизм.

Для Добросовестной личности рациональность важнее всего. Поэтому они интересуются анализом (разделением на части). Истину можно обнаружить. Можно приблизиться к ней последовательно применяя научные методы, рассматривая предмет изучения с рациональной точки зрения, постоянно улучшая и уточняя методы познания и измерительные приборы. Тогда как Самосознающие люди в попытке сориентироваться полагаются на авторитеты или полученные знания (признанный эксперт, учебник). Добросовестные люди бывают скептичны. Исследователи, находящиеся на этом уровне развития, славятся своим интеллектуальным скептицизмом по отношению к тому, что они еще не доказали. Тем не менее, они все-таки верят, что, в конце концов, законы вселенной будут познаны и доказаны.

Достижение долговременных целей, измеряемых по внутренним стандартам, для них столь же важно, как и следование собственным идеалам и ценностям. Чаще всего эти люди заметны в культурном окружении. Денежная мотивация и сосредоточенность внимания на личном успехе многих Добросовестных лучше всего соответствует капитализму и западному взгляду на реальность. Многие из них обдумывают свое поведение и выражают более дифференцированные чувства или противоположные черты. “Я – оптимистичный пессимист”.

Добросовестные люди интересуются чувствами, настроениями, чертами характера и мотивацией. “Почему я это сделал? Почему окружающие таковы, каковы они есть, и ведут себя определенным образом? Как я могу применить свои знания, чтобы помочь нам достичь наших целей?”.

Основными защитами этого уровня являются: интеллектуализация, рационализация, подавление (вынесение за скобки) негативного полюса и теневых сторон. “Лучше концентрироваться на позитивном и на том, что можно сделать, чем стенать о проблемах и трудностях”. “Лучше потом извиниться, чем пропустить возможность действовать”.

Добросовестные личности в наибольшей степени страдают от чувства вины за то, что не выполнили своих целей и не достигли своих идеалов, от потери ощущения, что могут их достичь, и от постоянного страха потерять контроль и независимость.

Очень боятся модели мышления Дипломата, с его зависимостью и подчиненностью. Слепое подчинение и некритичное усвоение идей кажется им “плохим я”. Добросовестные личности должны быть уверены, что они не отступают, бессознательно подчиняясь чужим целям. Страх потери этого достижения, контроля и отделенности, преодолевается действиями и безостановочным движением вперед.

Стиль языка. Добросовестные личности распознают и выражают концептуальную сложность и ясно передают причинные взаимосвязи, последствия и приоритеты. У них много выражений, связанных со временем (эффективность, планирование, цели, будущее), а также явные указания на течение времени. Они начинают описывать себя как психологически сложных существ, применяя богатый психологический словарь. Появляются утверждения с “я”, отсутствуют клише, часто содержаться некоторые элементы контраста, самокритики и принятия на себя ответственности.
  6. ИНДИВИДУАЛИСТ (ПЛЮРАЛИСТ).

На этом уровне люди начинают понимать, что вещи не таковы, каковыми они кажутся на более ранних уровнях развития, ведь интерпретация реальности всегда зависит от позиции наблюдателя. Таким образом, включение точки зрения наблюдателя, который влияет на то, за чем он наблюдает, теперь занимает сознание. Никто не может быть столь непривязан и “объективен”, как понимает это Добросовестный человек со своим рациональным/научным взглядом.

Один и тот же объект/событие может иметь разное значение для разных людей, или для одного и того же человека в разных контекстах или в разное время. Индивидуалисты начинают наблюдать за собой в момент создания смыслов для себя. Возникает важное измерение в модели мышления. Индивидуалисты отвергают чисто рациональный анализ в пользу более целостного подхода, где чувства и контексты также принимаются во внимание, а процесс становится столь же интригующим, как и его результат. Они предпочитают более релятивистские и психологические подходы, чем чисто логические. Желание объяснить все на свете прошло, и мысленные эксперименты становятся все менее привлекательными.

Индивидуалисты не доверяют общественной мудрости и гиперрациональным ограничениям Добросовестного уровня. Им необходимо отстранится от всего, что было раньше. В этом случае человеку необходимо переоценить все, что раньше он воспринимал некритично, в том числе и санкционированные обществом ролевые идентификации и переопределить себя в качестве уникального я, вне зависимости от социума, основываясь на собственном опыте и умозаключениях. Когда человек полностью осознает, что большинство предшествующих смыслов были социально и культурно обусловлены, научная уверенность и поверхностные суждения разрушаются. Больше того, Индивидуалисты учатся постоянно исследовать свои убеждения для выявления лежащих в их основе предположений, или чтобы получить удовольствие от вновь обретенной умственной свободы, в рамках которой им доступны подобные действия.

Поскольку прошлые идентичности более не принимаются без тщательного исследования, Индивидуалисты поглощены желанием личных уникальных свершений, независимых от любых социально одобренных ролей или задач. Чаще всего они до некоторой степени отдаляются от внешней деятельности или ежедневной рутины. Вместо этого они погружаются в исследования своего внутреннего мира в поисках уникальных даров или ответов на актуальные для них вопросы. Покидая общество для того, чтобы быть самими собой, Индивидуалист часто приносит творческий результат в работе, новое видение тех или иных проблем или вдохновляет других своим энтузиазмом в следовании своим интересам и поисках ответов на свои вопросы.

Индивидуалисты наслаждаются парадоксами и противоречиями, не пытаясь их разрешить. “К черту! Все относительно.” Линейная, интеллектуальная логика уступает место более целостному пониманию. Человек может идти по миру с открытыми глазами, плюс воображение. Чтобы увидеть, иногда надо поверить. Не обязательно доказывать все, согласно чему живешь. У Индивидуалистов новый, не саркастичный тип юмора, чаще всего направленный на самих себя. Он основан на зарождающемся ощущении пустоты внутри формы вещей в смысле правильного и неправильного, доказуемого и недоказуемого.

Вместо того, чтобы пытаться проанализировать все на свете, Индивидуалисты желают наслаждаться субъективным опытом. Это все, чему можно доверять. Таким образом, это основное смещение фокуса внимания от Добросовестного “действия” на “бытие и ощущения”. Вместо того, чтобы строевым шагом двигаться в будущее, Индивидуалисты ориентированы на настоящее. Они начинают замечать, как эмоции влияют на тело и наоборот, и как различные эмоции распространяются по телу. Появляется новое ощущение связи тела и ума.

Индивидуалисты не распространяют свои интерпретации на окружающих. Вместо этого они пытаются понять и уважать их. Они с радостью отмечают индивидуальные различия и уделяют внимание тому, что Добросовестные понять не могут. Когда вместе собираются несколько Индивидуалистов, они дают возможность каждому высказать свое мнение.

Постмодерн – воплощение Индивидуалистического уровня развития. В своем худшем варианте, постмодернисты утверждают с полной уверенностью, что не существует такой позиции, с которой можно было бы выносить суждение о чем бы то ни было. При этом не видят содержащегося в этом утверждении противоречия, которое подчеркивает превосходство этой идеи над остальными, что, конечно же, является суждением и иерархическим расположением ценностей. Сосредотачивая внимание только на различиях, Индивидуалисты не видят общих для всех людей ограничений. В тех организациях и командах, где ценят одинаково каждое мнение, собрания могут идти вечно, не решая никаких проблем, хотя сотрудники ощущают, что их услышали и их мнение признали. Хотя это сложно принять Самосознающим и Добросовестным людям, Индивидуалисты таким образом готовятся к еще более глубокому принятию и толерантности к различиям – такому принятию, которое включает в себя и различия и сходства.

Индивидуалисты часто смещают фокус внимания с причинности (прошлое) и целей (будущее) Добросовестных личностей на восхищение текущим моментом. Им необходимо понимать и наблюдать, как разворачиваются явления. Вместо результатов и достижений они теперь сосредоточены на процессах, взаимоотношениях и нелинейных влияниях различных переменных. Индивидуалисты наблюдают, как они сами и другие меняются и по-разному ведут себя в зависимости от контекста. У них присутствует экзистенциальное чувство того, как каждый момент отличается от следующего, и как настоящее, таким образом привносит нечто особенное и пикантное.

Индивидуалисты говорят о “внутреннем племени”. “Кто я? Что происходит?”. Таким образом основной предмет их беспокойства – интеграция различных частей личности. “Я могу быть и своим старым рациональным “я” и новой личностью совсем другого типа, я боюсь, что во мне уживаются две или больше личностей. Я чувствую себя запутавшимся.” Депрессия Индивидуалистов основывается именно на этих внутренних конфликтах и отчаянии от невозможности найти свое подлинное “я”. Поскольку Индивидуалисты исследуют свои чувства и мотивацию, они также начинают осознавать, насколько легко человек может обманывать сам себя. Возможность защитных самообманов и культурных искажений теперь кажутся им постоянной опасностью.

С другой стороны, невероятно возросшая способность к контакту с самим собой и к интроспекции ведет к возросшей способности сопереживания окружающим и принятию различных идей, поведений и реакций. Ими часто восхищаются другие люди: их беспечным, энергичным самовыражением, спонтанностью и способностью жить согласно своим уникальным особенностям, свободным от ограничений общества. Однако их также боятся из-за их непредсказуемости и свободы действий мечтателей и не-делателей, особенно в окружении нацеленном на достижения. Их отношения с другими интенсивны и взаимно полезны, когда в них есть синергия и выбор.

Стиль языка. Их синтаксис содержит случайности, небанальные сравнения, контрастирующие идеи. “И” сменяет “или” и “но”. “Хотя, несмотря на” и т.д. говорят о когнитивной сложности. Письма содержат яркую информацию (часто с восклицательными знаками) и более точный психологический словарь.

7. АВТОНОМНЫЙ УРОВЕНЬ. (СТРАТЕГ).

Автономный уровень позволяет воспринимать целостность всей жизни человека и, одновременно, помещает индивидуальный опыт в контекст определенного мировоззрения.  При более широкой временной рамке и в социальных сетях, Автономный человек может воспринять системные модели или долговременные тенденции, часто ценится за эту “стратегическую” способность. У них – системный взгляд на реальность, то есть они могут охватить множественные взаимосвязанные системы отношений и процессов.
Автономные личности понимают, что они могут замечать различные конфликтующие аспекты или полярности в самих себе в разное время и в различных контекстах, но – в отличие от Индивидуалистов, отчаянно стремящихся хотя бы понять, кто они на самом деле, – Автономные способны “обладать” множеством несопоставимых частей своей личности и интегрировать их. Здесь происходит интеграция различных субличностей. Критически важной способностью является понимание способности самому создавать смыслы и рассказывать новые истории. Это становится возможным именно здесь, потому что человек начинает понимать, что смысл – это наша интерпретация опыта. Мы постоянно создаем истории о происходящем. Автономные личности сознательно привержены активному созиданию осмысленной жизни для себя и других посредством самоопределения и самоактуализации в постоянно изменяющихся контекстах. Они обладают относительно сильным, автономным “я”, хорошо дифференцированы и интегрированы, то есть обладают способностью видеть и принимать парадоксы и переносить неопределенность.Автономные люди хорошо настроены на собственное психологическое благополучие. Их эмоциональный тон отличается от тона Индивидуалистов, он гораздо менее циничен и недоверчив. Относительность сменяется личной приверженностью и ответственностью в создании собственных смыслов. На этом уровне человек живет в согласии со своими внутренними процессами. У них появляется возможность вновь обнаружить и обрести те части личности, которые были вытеснены из-за того, что выглядели слишком смущающими или угрожающими. Теневая сторона личности осознается в большей степени, поэтому им доступен новый уровень интеграции и целостности. Хотя их роли часто конфликтуют между собой, и в их психике много дилемм, они понимают, что это часть человеческой природы вполне естественна. В отличие от более позднего уровня развития, Автономные делают все от них зависящее, чтобы действовать согласованно, основательно и зрело. Они чувствуют себя ответственными за управление своими конфликтующими потребностями и различными субличностями и обычно достигают определенного баланса.Еще больше, чем Индивидуалисты, Автономные люди воспринимают опыт во всей его непосредственности. Огорчающие эмоции переносятся легче, они признаются и разделяются с окружающими. У них есть доступ к таким логическим системам, которые помогают интегрировать психо-логические парадоксы, таким образом все меньше энергии расходуется на “защиты”. Что, в свою очередь, дает им возможность быть более толерантными и спонтанными. Я и другие воспринимаются как сложные человеческие существа с хорошими и плохими чертами одновременно. Взаимный обмен с окружающими дает возможность прикоснуться к частям и поведению, которые в другом случае человек мог бы и не заметить. Хорошая обратная связь помогает осознать, от чего человек защищается или чего он в себе не видит. Человек нуждается в заботливом присутствии других для того, чтобы наиболее полно реализовать себя. Таким образом, присутствие других жизненно важно для благополучия, ведь только посредством динамического и близкого взаимообмена с ними личность может глубоко понять саму себя и стать мудрее. Взаимная зависимость с другими людьми неотъемлема и переживается с благоговением и осознанием своей ответственности по отношению к ним. Автономные личности иногда могут испытывать непривязанную любовь (или чувствовать такую любовь к самим себе) вследствие глубинного восприятия других как собственного отражения.Самый большой страх Автономных личностей – неспособность осуществить свои возможности или неспособность увидеть универсальные принципы, которые они так высоко ценят (справедливость, терпимость, достоинство всех людей). Депрессия часто основана на потере смелости, потере саморазвития и вины за неисполнение собственного уникального предназначения. Защиты здоровые. Автономные личности используют преимущественно: альтруизм, юмор, предугадывание. Когда они прибегают к зрелым защитам, они способны простить себя и двигаться дальше. “Прямо сейчас мне нужно быть таким, но я хочу действовать более зрело в следующий раз.”Внутренние процессы сложны и требуют внимания. Настолько же, насколько Автономный человек нуждается в других, он нуждается и в уединении и времени для размышлений. Я выглядит разворачивающимся и постоянно пересматриваемым. Наблюдение за этим “разворачиванием” – одно из главных удовольствий этого уровня. Драгоценная человеческая жизнь состоит из постоянных усилий “стать в полной мере собой”. Личностный рост, самоактуализация и самореализация – основные желания этого уровня. Другие видятся актерами своих собственных жизненных драм, одинаково завораживающими для Автономных личностей. Желание помочь другим в их росте – одна из наиболее сильных мотиваций Автономных.Психологи, коучи и консультанты, а также наиболее эффективные руководители и лидеры часто находятся на этом уровне развития. Когда их потребность, чтобы и другие тоже “становились в полной мере собой” наталкивается на сопротивление, они могут проявлять нетерпение по отношению к их слишком медленному росту и разочарование по отношению к “нежеланию” других расти, несмотря на их усилия. Это основной мотив данного уровня. Автономные личности глубоко убеждены, что более высокие уровни развития – лучше, и развитие нужно стимулировать любой ценой. Они верят, что более высокие уровни развития лучше, потому что чем более многогранным и автономным становится человек, тем более его самоидентичность объективна (не искажена) и реалистична. Человек может претендовать на аутентичное, истинное “я”. Подлинность, таким образом, крайне важная ценность в наборе ценностей этого уровня.

Многие Автономные люди смотрят на жизнь как на путешествие в неизведанное. Они считают, что не существует раз и навсегда установленного пути для всех. Каждый должен найти свой собственный стиль жизни и ответственен за свою самореализацию.  Автономные личности интересуются психологическими вопросами и тем, как им примирить их внутренние конфликты. В отличие от предшествующих уровней, стремление к терапии, совету или консультации, исходящей от других людей, рассматривается не как слабость, а как необходимость. Автономные люди верят, что они и другие обладают способностью обрести смысл в неразберихе и трудностях. Они могут создавать свои собственные смыслы, не навязывая их окружающим. Иногда Автономные находят необходимость зарабатывать себе на жизнь и другие обычные жизненные ограничения смешными. Они предпочтут наслаждаться своими собственными увлечениями. Если одно из этих увлечений – ведение своей организации к величию, то это счастливое совпадение.

Автономные люди могут испытывать подлинный принципиальный гнев и праведное негодование по отношению к несправедливости мира. Они выступят против общества, выражая свои личные убеждения и утверждая свои принципы. Их гнев обычно не ищет жертвы. Они живут согласно своим собственным убеждениям, внутренним оценкам и стандартам. “Слова соответствуют делам” – это об их моральном характере и подлинности. Непримиримые ролевые конфликты ими переживаются глубоко. Когда они защищают то, что они считают самым важным, они часто не задумываются о негативных последствиях для себя. Но они могут также быть чрезмерно настойчивыми, следуя своим убеждениям, особенно если их действия питаются принципиальным гневом. Комбинация личной харизмы и моральной убежденности может быть мощной разрушительной силой, если за ней не присматривать.

Большее осознание внутренней глубины позволяет Автономным личностям использовать сны, фантазии и воображение гораздо более свободно, чем на более ранних уровнях развития. Их мыслям позволяется течь без контроля, высвобождаются творческие способности. Их воображение более не ограничивается логикой и традициями. Мышление вне правил – один из способов решения проблемы. Автономные осознают присущую человеческой природе слабость, и отзываются о ней с экзистенциальным юмором, а их ирония легче, чем на уровнях до этого.

Автономные личности берут на себя ответственность за отношения, но при этом сохраняют и автономию. Отношения рассматриваются ими как естественная взаимозависимость. Терпимость к тому, как другие решают конфликты. Уважение чужой автономии.

Восприятие “я” как регулятора системы личности с взаимозависимыми частями внутри большего контекста.
Стиль языка. Синтаксис Автономных личностей комплексный и гибкий, с широким спектром тем и соображений. Они стараются отдать должное сложности жизни в своем вербальном самовыражении. Применяют разнообразный психологический словарь и понимают циклическую причинность в человеческих взаимоотношениях. “Идентичность, рост, высокие принципы, самореализация” – их основные термины и темы.

      8. Конструкт-сознающая (Маг, Алхимик).
Конструкт-сознающие - люди, осознавшие модель развития, охватывающую еще более широкий спектр опыта и мыслей.  Они понимают, что “эго” выступает и как основной процессор, обрабатывающий все поступающие стимулы, и как центральная точка, с которой человек соотносится и идентифицирует себя. Как только они осознают эту фундаментальную эго-центрированность, она начинает ощущаться как ограничение для дальнейшего роста и понимания. Конструкт-сознающие люди интересуются смыслом все более и более сложных мыслительных структур и интеграций. Они начинают осознавать абсурдность и автоматичность того, как люди строят свои карты в области репрезентаций.

В противоположность более ранним уровням Конструкт-сознающие личности осознают умные и неустанные махинации эго, направленные на самосохранение. Впервые за все свое развитие эго становится прозрачным для самого себя. Окончательное знание о себе или чем бы то ни было другом кажется иллюзорным и недосягаемым путем усилий и поиска причин, так как все сознательные мысли, все когнитивные построения видятся сконструированными и таким образом отдаленными от лежащей в основе целостной истины.

Погружаясь в себя еще глубже, Конструкт-сознающие личности начинают смотреть сквозь собственные попытки создания смысла и начинают осознавать величайшее разделение и парадоксальность присущие рациональному мышлению. Все по-разному, “Карта не территория”. Лингвистический процесс разделения противоположностей и сопутствующих ценностных суждений становится сознательным. Добро и зло, жизнь и смерть, красота и уродство теперь видятся двумя сторонами одной медали, взаимно необходимыми и определяющими друг друга. Более того, постоянная оценка того, что хорошо, а что нет, создается в большой степени напряжением и несчастливостью, превалирующими в обычном бодрствующем сознании. Конструкт-сознающие люди обычно обладают динамическим и разноплановым пониманием человеческой природы и сложностей человеческого взаимодействия. Они хотят посмотреть в лицо своей огромной потребности в теориях и объяснениях. Они надеются открыть ограничения рационального ума, разучиться своим автоматическим обусловленным реакциям, основанным на памяти и деятельности, ежедневно поддерживаемым культурой.

Конструкт-сознающие люди начинают обращать внимание на то, как они эмоционально и рационально управляют своим поведением. Они обращают внимание на привычки автоматически оценивать, а так же на умственные привычки, такие как бесконечный анализ и рефлексия с целью создания все более точных теорий относительно жизни и природы. Все это понимается как частичные защиты против знания о недолговременности телесного “я”. Таким образом на Конструкт-сознающем уровне человек пытается видеть не просто сквозь культуру, но сквозь само по себе явление жизни в языке.

Когда люди смотрят сквозь фильтры символических конструкций и создания карт реальности, их расположение по отношению к языковым привычкам сильно меняется. В общем, Конструкт-сознающие люди стараются осознавать создаваемую словами псевдореальность. Они понимают, что попытки объективной самоидентификации и рациональных, объективных объяснений вселенной – это поверхностные артефакты нашей потребности сделать постоянным и вещественным то, что текуче и нематериально. Лингвистические привычки работают на поддержку верховенства эго, как только мы создаем смысл посредством репрезентации, вне зависимости от конкретного языка, стартовой площадки, культурного или личного контекста. В то же время Конструкт-сознающие принимают жизненно важную роль языка в человеческой жизни, в социальных взаимодействиях и развитии.

По мере углубления процесса самопознания рассуждения становятся еще более дифференцированными, доступ к интуиции, телесным состояниям, чувствам, снам, архетипическому и другому трансперсональному материалу у Конструкт-сознающих людей становится легче. Более того, для понимания опыта и смысла жизни эти источники знания могут стать столь же важными, как и рациональные рассуждения. Несомненно, способность получать и принимать знания из иррациональных источников информации сильно возрастает.

Что еще более важно, регулярная практика сосредоточения на своем внутреннем мире и наблюдения своих умственных процессов, часто ведет к спонтанному проявлению способов непосредственного бытия, когда знание и познающий мгновенно сливаются, и ощущение личного “я” растворяется. Эти состояния называют по-разному: пиковые переживания, состояния потока, переживание благодати.

Конструкт-сознающие личности чаще, чем на более ранних уровнях развития, отмечают наблюдение или свидетельствование свободного течения мыслей и чувств без попыток ими управлять. Таким образом, они переживают моменты свободы от постоянных усилий эго контролировать и самоутверждаться. Все же, такие переживания кратковременны. Как только человек начинает оценивать и судить о пиковом опыте, его магия разрушается.

Мы неохотно отпускаем привычные способы действий. Мы не желаем отказываться от иллюзии постоянной отдельной идентичности, которую мы так мучительно учились определять, взращивать и полагаться на нее почти всю свою сознательную жизнь. Даже если мы понимаем, что отпускание нашей привязанности к известному дает нам свободу от известных вариантов страдания, попытки сделать это не увенчиваются успехом и ведут к неразрешимым противоречиям. Чем больше мы привязываемся к идее непривязанности, тем более мы ограничены. Чем больше человек осознает свои психические силы и попытки трансценденции эго и гордится ими, тем больше очевидно продолжающееся господство эго.

Конструкт-сознающие личности знают, что таких как они, очень мало. Они могут бояться того, что почти никто не понимает их во всей их сложности и не выразит сочувствие их опыту,и, опасаясь этого, они чувствуют вину за свое высокомерие, за ощущение того, что они “лучше” окружающих. Они также наблюдают свою собственную привязанность и потребность в постоянной самоидентификации при помощи еще более сложных теорий “я”. С другой стороны, они по-настоящему принимают потребность других людей придать своей жизни смысл собственными силами. Поэтому они еще глубже принимают то, как другие люди справляются со своей жизнью, не теряя из виду их возможные недостатки и ограничения. Иногда Конструкт-сознающие люди завидуют тем, кто находится на более ранних уровнях развития, потому что их мир кажется им очень сложным. Тем не менее, благодаря зрелости своего эго, большинство из них в состоянии достичь динамического и обнадеживающего баланса внутри этих фундаментальных конфликтов: они исполняют воспринятую или выбранную судьбу независимо и смело, полностью осознавая изначальное отчаяние и одиночество. Когда они не в состоянии интегрировать это осознание, их расстраивает присущее человеку одиночество и неспособность создать долговременные смыслы рациональным путем.

Это первый уровень на котором опыт полностью понимается в терминах изменений и эволюции. Поэтому они еще больше, чем Автономные личности, чувствительны и способны понять других в терминах развития. Если они выбирают публичные сферы деятельности, они обычно обладают превосходными коммуникативными навыками и пониманием комплексных динамических личностей и пространства между людьми. Они могут эмпатически слушать и быть с другими людьми, давать трансформирующую, не задевающую обратную связь.

Конструкт-сознающие личности обладают доступом к тому, как они создавали смыслы в прошлом на гораздо более глубоком уровне, чем раньше. Это позволяет им эффективно подстраиваться к взаимодействию с собеседником. Как консультанты и руководители, они могут оптимально подстроить свой стиль под нужды клиентов, помогая им найти свой собственный путь внутри их собственных смыслов, помогая им переформулировать свой опыт, рассказывая новые истории, побуждая экспериментировать с границами текущего способа создания смыслов.

Иногда Конструкт-сознающие люди меньше всего терпимы к Автономным с их пылким желанием помочь другим в наиболее полной самореализации. Это желание изменений для других, представляет для Конструкт-сознающих личностей основное направление для них самих. Будучи высоко дифференцированными личностями, при виде привязанности своего эго они поначалу могут быть чрезмерно самокритичными. Приобретая опыт в процессе идентификации и отпускания, они становятся более терпимыми к своей колеблющейся сложности. Конструкт-сознающие личности обычно применяют зрелые защиты (сублимацию, мягкий юмор, вынесение за скобки), осознавая свои фобии и стили защиты. Они могут сознательно выбирать менее зрелые формы поведения или спокойно относиться к незрелым реакциям, когда те проявляются спонтанно. Сознательный опыт необычных состояний сознания во время пиковых переживаний – когда человек теряет ощущение пространства и времени – помогает им видеть искушения чрезмерного ощущения властности и  ответственности для я в более широкой перспективе.

Конструкт-сознающие люди способны воспринять структуру своих мыслительных процессов, сравнивать их со структурами мыслительных процессов других людей и обнаружить фундаментальные ограничения рационального мышления и языка самого по себе. Обычно они выглядят очень яркими, но нетерпеливыми, со своим талантом видеть вещи такими, какие они есть. Они заинтересованы человеческим стремлением создавать смыслы и всепроникающим их выражением. Впервые они понимают процессы, лежащие в основе конструирования этих смыслов посредством конструирования еще более сложных теорий, основанных на сегментации и овеществлении текучести, лежащей в основе всех явлений. Поэтому они часто поглощены ограничениями рационального мышления и учатся жить в рамках парадокса языка.

В качестве лидеров, Конструкт-сознающие люди стремятся организовать свою собственную организацию или работать в одиночестве, делая то, что считают ценным для человечества. Они любят брать на себя роли катализаторов и проводников трансформации, но легко уходят, когда чувствуют, что их трансформационная работа сделана. Они считают свои действия успешными, когда становятся ненужными, то есть когда самоорганизация и трансформация происходят без их участия.

Стиль языка. Язык Конструкт-сознающих людей обычно сложный, яркий, подлинный и игривый. Он более прямой, иногда менее совершенный, чем у Автономных личностей, потому что они не так сильно озабочены демонстрацией себя с лучшей стороны и попытками произвести впечатление на окружающих. Способны выражать свое мнение по большому количеству тем, соображений, вопросов, мыслей и комментариев, талантливо объединяя все это в предложения со сложными структурами. Реакции, выглядящие как поток сознания, или процесс мышления, часто выражают попытку этих людей отпустить сознательное структурирование.

Источник здесь
Read in English here

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

clear formSubmit